Oct. 16th, 2016

oye: (Анапа)
Прежде чем анализировать конкретные черты свободной рыночной экономики и их проявление в конкретных жизненных примерах, необходимо вспомнить основополагающий закон рынка. Его можно заимствовать в несколько разной форме (но в одинаковой сущности) из практически любого примитивного или не очень примитивного учебника по современной экономике и бизнесу:
"Высшей целью любого бизнеса является превышение доходов над расходами, другими словами - получение максимальной прибыли".
Это - основной закон свободного рынка и любой принадлежащей ему бизнес-структуры, и, встречая очередное красивое утверждение о прелестях рыночной экономики, необходимо как минимум проверить его на соответствие данному принципу. Далее именно это мы и попробуем сделать по отношению к нескольким основным утверждениям, преподносимым как неоспоримые и сокрушительные преимущества рыночной экономики в сравнении с плановой.
Обратим внимание на одну мелочь: словосочетание "высшая цель". Используется именно слово "высшая" (не "основная" или "главная"). Это отнюдь не случайность. Словами "высшая цель" раньше назывались высокие нравственные категории, к которым стремился человек, и, используя данное слово, бизнес как бы ненавязчиво пытается занять их место в сознании.

Конкуренция
Конкуренция в бизнесе проповедуется как практически самый мощный и эффективный инструмент саморегуляции рынка, как инструмент, который гарантирует как низкую цену товаров и услуг (это очевидно, ведь покупатель выберет то, что дешевле), так и высокое их качество (не менее очевидно, ведь покупатель выберет лучшее). Действительно ли это так очевидно?
Чтобы разобраться, вспомним лучше фундаментальный принцип бизнеса, приведенный в самом начале: это максимизация прибыли. В случае конкуренции речь идет о максимизации прибыли каждой из конкурирующих фирм, и каждая фирма будет двигаться по пути максимизации своей прибыли. К чему это приведет? Сценарии тут различны и зависят от специфики данного бизнеса. Пожалуй, проще всего посмотреть на несколько принципиально различных сфер жизни и понять, работает ли там заявленный принцип конкуренции.
Наиболее интересно положение, к которому приводит рынок в сфере жизненно необходимых товаров и услуг – другими словами, это то, без чего человек прожить не может, и в то же время сам обеспечить себя этим он не в состоянии. А если речь идет о возможности жизни, то за эту возможность, очевидно, человек заплатит много – фактически, все, что у него есть. При таком условии цена может превышать себестоимость и в 10, и в 100, и в 1000 раз. Разве в такой ситуации продавцы буду изматывать себя конкуренцией, сбивая друг другу цену и получая мизерные проценты? Здесь вступает в силу ценовой сговор, когда каждый из продавцов понимает, что несоизмеримо выгоднее получить прибыль 1000 - 3000% и более, нежели привлечь дополнительно 20-30% покупателей при прибыли всего лишь в десятки процентов. Этому способствует и то, что жизненно важные предметы, как правило, в дефиците (по большей части искусственном, а часто и мнимом – очевидно, по той же причине максимизации прибыли).
К таким вещам, например, относится рынок жилья – в Москве его рыночная цена превышает себестоимость в 15-25 раз, и эта величина стремительно растет. Также сюда относится, например, медицина в случае смертельных заболеваний – например, рака: цена лечения составляет десятки и сотни тысяч долларов; при этом по обрывочным (естественно, тщательно скрываемым) сведениям можно почти утверждать, что существуют как методы недорогого и эффективного лечения, так и методы ранней диагностики.
К предметам жизненной необходимости относятся также и продукты питания. Однако, в силу специфических особенностей – огромного количества производителей, малого срока хранения и частичной доступности собственного производства (выращивания) тут невозможно назначить такие же фантастические цены (хотя, цены все же немалые и быстро растут). «Прогресс» тут, как правило, идет в сторону удешевления производства (при сохранении цены) с быстрой потерей качества продуктов питания вплоть до их опасности для здоровья и жизни.
Ситуация в сфере товаров и услуг, не являющихся жизненно необходимыми, отличается расстановкой приоритетов. Очень высокие цены тут обычно невозможны – ведь речь не идет о жизни и смерти, и при завышении цены многие просто откажутся приобретать данный продукт. Поэтому усилия прикладываются  в направлении удешевления производства при сохранении цены (фактически, подавляющая часть пресловутого "технического прогресса" идет именно на цели удешевления продукции, а не на продвижение вперед по качеству). В данной сфере конкуренция в значительной мере действительно существует – но вопрос в том, положительна ли тут ее роль? Ведь общий принцип конкуренции, которая реально существует – «если я не получу эту возможную прибыль сегодня, ее получит кто-то другой».
В погоне за увеличением этой прибыли производители всячески провоцируют избыточное потребление, при этом необходимость конкурировать и выживать многократно подстегивает этот процесс. И при этом искусственном, но от этого не менее мощном разгоне сверхпотребления капитализм, естественно, безжалостно и бездумно истребляет природные ресурсы и среду обитания человека. Также в случае реальной серьезной конкуренции компании просто изматывают друг друга – а результатом, естественно, становятся невыносимые трудовые и материальные условия людей, которые работают на предприятиях, принадлежащих конкурирующим компаниям.
Кроме того, огромные размеры приобретает сфера производства товаров и услуг, которые по сути своей вообще не являются нужными (или же нужны в объемах на порядки меньших, чем их производят) – это логично, ведь рынок не задается вопросом "Что необходимо людям?". Его вопросы – "Что я сейчас могу выгодно продать?" или "Как я могу подороже продать то, что смогу подешевле произвести?". И совершенно естественно, что рынок ориентируется не на удовлетворение насущных потребностей людей, а на создание и выращивание новых и новых дорогостоящих прихотей. Из последнего следует и чудовищное развитие разного рода рекламы и PR – ведь надо убедить большинство людей в абсолютной необходимости купить то, что на самом деле им совершенно не нужно, а часто и вредно.
Во многих случаях – особенно если речь идет об очень больших деньгах – более конкурентоспособные вещи просто уничтожаются. Примером могут служить попытки создания двигателей на водороде или электричестве, жестоко подавляемые нефтяными и автомобильными магнатами. Также это можно видеть на примере попыток продвижения новых способов лечения и диагностики рака.
В итоге видно, что в тех сферах, которые для человека жизненно необходимы, конкуренции нет – ее заменил ценовой сговор, ориентированный на то, чтобы вытрясти из людей все, что у них есть. Там же, где конкуренция действительно существует, ее роль, как правило, не положительна, а наоборот – деструктивна, вплоть до прямого уничтожения лучшего худшим.

Рентабельность
В таком важном свойстве свободного рынка и капитализма, как выживание рентабельных и отмирание убыточных предприятий и отраслей, сомневаться не приходится, равно как и в том, что данное свойство однозначно трактуется как сугубо полезное. Действительно, к чему государству балласт убыточных предприятий, требующих постоянных дотаций? Оно вроде бы и так, но стоит внимательнее присмотреться к словам "рентабельный" и "убыточный". И здесь мы приходим к самому главному в том, что отличает плановую экономику от свободного рынка, определяя развитие государства.
Непревышение расходов над доходами принципиально как в плановой экономике, так и в рыночной. Фундаментальная разница состоит в том, что грамотная плановая экономика государства применяет данный принцип ко всему государству в целом, не ставя условия, чтобы вложение в какую-либо отрасль или предприятие дало прибыль именно в данной отрасли или предприятии. Капиталистический же свободный рынок дробит государство на огромное число крупных и мелких кусочков (появился даже соответствующий термин – "атомизация"), и каждый из них в отдельности должен заботиться о соблюдении этого принципа внутри себя (и нимало не заботясь о других). Каждая фирма, завод, фабрика, даже просто отдельные люди – являются этими осколками государства, и каждый осколок должен выживать отдельно – не рассчитывая ни на чью помощь и не думая, пользу или вред он приносит остальным и государству в целом, пытаясь увеличить свой доход.
Какое развитие будет следовать из подобного раздробления?
Такие области, как бесплатные медицина, образование, жилищное строительство, являются одними из самых прибыльных сфер вложения для государства в целом – они многократно окупаются высокой трудоспособностью здорового, грамотного и уверенного в своем будущем населения страны. Но доход от этих областей возникает не внутри них самих и не сразу – и поэтому  с точки зрения рынка эти области совершенно убыточны, следовательно, при свободном рынке они погибают. Напротив, фантастически разрушительная для государства в целом область экспорта энергоносителей (да и природных ресурсов вообще) процветает, потому что сама в себе она сказочно выгодна. Легковая автомобильная промышленность, приносящая десятки тысяч смертей в год и столько же инвалидов только в России, самое большое бедствие всех крупных городов, приносящая в итоге колоссальный ущерб государству и фактически ничего не дающая взамен, тем не менее является очень выгодной для работающих в ней и бурно развивается. Рассматривая один за другим такие примеры из самых основных сфер жизни, мы видим парадокс рынка, некую инверсию по отношению к здравому смыслу: выживает и развивается в основном пагубное и разрушительное, полезное же и даже жизненно необходимое вытесняется и гибнет.

Саморегулирование
Еще одно преимущество, приписываемое свободному рынку – это способность к саморегулированию производства и сбыта в зависимости от потребления. Упрощенно это представляют так: если продукция пользуется спросом и ее недостаточно, то цена на нее поднимается, производить ее становится выгоднее, и все большее число производителей во все возрастающем объеме производят этот нужный продукт. Если же продукция не пользуется спросом или количество ее избыточно и не вся она может быть куплена, то цена падает, и падает производство.
Опять же, вроде бы все верно, но суть кроется в упрощении. То, о чем идет речь, в математике и физике называется обратной связью. Есть два основных примитивных вида обратной связи – положительная (система реагирует на отклонение от равновесия таким образом, что отклонение еще более увеличивается – как карандаш, поставленный на острый конец, неизбежно падает), и отрицательная – когда система противодействует отклонению, стремясь вернуться в равновесное состояние (как шарик на дне блюдца).
Рыночную экономику отождествляют, естественно, со вторым типом, соответственно приписывая ей и устойчивость, свойственную отрицательной обратной связи. Но в упрощении и состоит заблуждение. А забыть здесь то, что система рыночной экономики реагирует на отклонение не сразу, а с существенной задержкой. Обратная связь такого рода уже не называется положительной или отрицательной, а поведение системы во многих случаях перестает быть устойчивым – такая система начинает раскачиваться, со временем все сильнее. Это есть хорошо известный цикл капиталистического производства: рост – кризис перепроизводства – спад – снова рост и т.д. – такое поведение свойственно как отдельным отраслям экономики, так всей ей в целом. Подобную систему трудно назвать устойчивой и саморегулирующейся, и при этом не следует забывать, что на каждом таком колебании сотни тысяч и миллионы и без того бедных людей теряют работу и летят в пропасть нищеты. Также стоит вспомнить капиталистические абсурды типа уничтожения фермерами части урожая с целью не допустить падения цен и т.п.
Кроме "отрицательной обратной связи" подобного рода, рынку свойственны и прямые положительные обратные связи – например, по простейшему психологическому механизму: что-то (акции, валюта, товар и т.п.) упали в цене – люди начинают стремиться избавиться от ненадежных капиталовложений – цена еще более падает, и т.д. Таких положительных обратных связей капитализму свойственно много, начиная от самой главной – быстрого классового расслоения в обществе "равных возможностей".
В итоге видно, что саморегулирование и поддержание равновесия, в общем-то, рыночной экономике не свойственны.
 
[livejournal.com profile] not_belong_to в Мифы и реальность свободного рынка
oye: (Анапа)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] not_belong_to в Как все
Абсолютное большинство людей полагает, что мнение большинства ошибочным быть не может. Малая доля людей допускает, что иногда большинство ошибается. Только единицы осознают, что большинство заблуждается в большинстве случаев – если не по количеству, то по жизненной значимости.
Хорошей частной демонстрацией этого факта является, например, то, что большинство людей или имеет автомобиль, или мечтает его купить – и это при всей абсурдности покупки машины в наше время, особенно в крупных городах.
Хороший пример общего, фундаментального плана - это то, что большинство с радостью готово променять свободу, которая для нее пустой звук, на эфемерные удобство, комфорт и безопасность (которые при отсутствии свободы все равно очень быстро будут потеряны).
Уже только эти два частных случая принципиальных заблуждений, присущих абсолютному большинству людей, определяют уровень жизни человечества (в который входит не только материальное, но и психологическое, и нравственное благополучие), снижая его на пару порядков, а ведь найдется и еще несколько примеров такого же ранга.

oye: (Анапа)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] not_belong_to в Узкий специалист» как концепция
Если Вы полагаете, что узкий специалист – это человек, который знает в области своей деятельности все, а за ее пределами – ничего, то Вы почти полностью правы. Однако сказать так – это пока еще не сказать ничего. Данное понятие существенно глубже.
В процессе обучения человека есть две составляющие. Первая – это фактический опыт, знания, накопленные человечеством и передаваемые в процессе получения образования. Вторая – это формирование способности к анализу и обобщению фактов, и вытекающей из нее способности осмысления новых фактов окружающей действительности на основе прежде полученных обобщений. Эта вторая составляющая является ключевой: именно она позволяет строить теории, именно она помогает экстраполировать те ситуации, в которые человек реально еще не попадал. Она же позволяет находить аналогии в совершенно не связанных между собой областях знаний и деятельности.
И нетрудно понять, что разрешение противоречия в умственных способностях, которое предъявляется к идеальному исполнителю (делает что нужно на достаточно высоком техническом уровне, но не задается вопросами, просто не понимает - что и зачем делает), кроется в соотношении этих двух составляющих: специалист должен иметь как можно большую базу данных по решению проблем из своей сферы деятельности (первая составляющая), но не должен обладать второй составляющей – способностью к анализу и обобщению.
Это можно сравнить с умением умножать числа: таблицу умножения 10х10 знают все, а уже следуя из нее и пользуясь простыми и очень общими арифметическими принципами, каждый может перемножать любые числа – ну хотя бы в столбик. Так вот, в данной аналогии «узкий специалист по умножению» – это человек, который не умеет умножать в столбик – вместо этого он просто запоминает результаты. Средний специалист знает таблицу умножения 100х100, а вот знающий до 1000х1000 – это специалист очень крутой и высокооплачиваемый. Абсурдно? Но на деле часто (и чем дальше, тем больше) все обстоит именно так.
(продолжение следует)

oye: (НЙ)
Начинается война по взрослому? Укры решили повоевать с Россией?





Значит отмашка из Фашингтона была, трудная зима будет.

oye: (Анапа)
Натёр сегодня мозоль от дрели Бош... Засандолил всего то 200 шурупов. А что вы хотели за 4 рубля? А вот шуруповёрт продолжает радовать, куплен в третьем году, а ещё батарейки живые! Уже не такие бодрые, но всё равно неплохо крутят, правда быстрей садятся, но это не проблема. Потерял в пятницу зарядку, повесил на куст и забыл, поехал по делам и надо было открутить несколько шурупов на ящике, а батарея села в ноль. С сожалением узнал, что отвёртка крестик совсем заржавела, да и искал её в инструментах долго. А зарядка перенесла ливень на час, потом я её хорошенько от воды избавлял, кинул в сахар, а утром она уже заряжала!

И на лобзике Бош мне не нравится кнопка, какая то она не очень удобная. Наверное для инструмента попроще конструкторы и дизайнеры сильно не заморачиваются. Да, вспомнил. Купил оборотный стартер Бош лет десять назад, мучал его в прошлом году сильно, воздух в ТНВД попал, да и зимой частенько много им кручу. Но вот нравится мне такое качество!!!



А этот вообще удобен в быту







Profile

oye: (Default)
oye

December 2016

S M T W T F S
     1 2 3
4 5 67 8 9 10
11 12 13 14 15 1617
18 1920 21 22 23 24
2526 2728293031

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 02:08 pm
Powered by Dreamwidth Studios